Первые звуки Настя и Марк услышали в Филатовской

Насте два года и семь месяцев. Всё это время она жила почти в полной тишине, не разбирая много частот акустического спектра. У двухлетнего Марка слух стал пропадать в год, в обоих случаях единственным шансом на исцеление стала кохлеарная имплантация - то есть, вживление во внутреннее ухо слухового протеза. В мае такие операции стали делать врачи детской Филатовской больницы совместно с сотрудниками Российского научно-клинического центра аудиологии и слухопротезирования (директор Георгий Абелович Тваркеладзе). Импланты Насте и Марку установили руководитель отдела реабилитации Центра профессор, отохирург Владимир Игоревич Федосеев, руководитель отдела кохлеарной имплантации Центра, к.м.н. Виген Владимирович Бахшинян и врач-сурдолог-оториноларинголог, к.м.н. Мария Владимировна Маркова.

Программе кохлеарной имплантации уже 40 лет. Российские врачи начали применять её одними из первых. Сейчас в нашей стране вживленные слуховые импланты используют около десяти тысяч пациентов.

На каждую тысячу новорожденных приходится один ребёнок с глухотой, двое теряют слух в первый год жизни. Устанавливать имплант следует как можно раньше, чтобы использовать потенциал пластичности центральной слуховой системы, восстановить слуховую функцию и обеспечить развитие речи. Тогда в будущем ребенок сможет жить абсолютно полноценной жизнью, ничем не отличаясь от сверстников. Правда, этому предшествует долгая работа - слух возвращает или впервые дарит детям с глухотой целая команда специалистов - отохирургов, сурдологов, электрофизиологов, сурдопедагогов, психологов и логопедов. Одной операцией здесь не обойтись, после кохлеарной имплантации обретенных бытовых звуков таким пациентам недостаточно, их необходимо учить слушать, вслушиваться и отличать один звук от другого.

В мире сейчас пытаются найти способ как сделать жизнь пациентов ещё удобнее и избавить их от наружной части импланта - так называемого "речевого процессора", который носят на ушной раковине. Первые внутренние рецепторы уже разработаны, но пока они, увы, несовершенны. Наш организм оказался слишком "шумным" - спрятанное внутри искусственное ухо ловит много лишнего.

Когда-нибудь специалисты наверняка научатся подавлять это нежелательное акустическое сопровождение, а пока Настя и Марк впервые услышали звуки Большого Мира. Через месяц после операции их ждал самый эмоциональный этап - подключение процессора. Несмотря на то, что звук в прибор подается очень осторожно , чтобы не оглушить детей творящейся вокруг какофонией, сначала маленьким пациентам новые ощущения, скорее, показались раздражающими. Но буквально через пару минут Настя и Марк поняли, что звучащие лягушки, трещотки и погремушки (специальный набор сурдологов) гораздо любопытнее безмолвных. А мамины голоса приятнее всех трещоток. На "подключении" они тоже услышали их впервые.

См. видео: